Текст песни Евгений Гришковец и Бигуди - Настроение улучшилось

Исполнитель:
Название песни:
Настроение улучшилось
Дата добавления:
12.08.2018 | 00:20:06
Просмотров: 80
0 чел. считают текст песни верным
0 чел. считают текст песни неверным

Для вашего ознакомления предоставлен текст песни Евгений Гришковец и Бигуди - Настроение улучшилось, а еще перевод песни с видео или клипом.

Когда настроение плохое, я так легко и с удовольствием раздражаюсь, и некуда скрыться, и все задевает, и даже царапает. И если в таком настроении зайти в книжный магазин, то ничего не получится выбрать. Потому что заходишь и видишь - что-то совсем нет хороших книжек. Да что книжки! Даже если зайдешь в супермаркет, и ходишь, ходишь вдоль этих бесконечных полок, и думаешь – что-то вообще ничего нету, купить вообще нечего!
А просто ничего и не хочется, поэтому нечего покупать. Но ты же заработал деньги. Ты их заработал, ты их не нашел, тебе их не подарили. Поэтому надо как-то себя порадовать. И ты покупаешь дежурную бутылку кефира или минеральной воды, и идешь к кассе. А за кассой сидит женщина. С большой прической, блестящим золотым зубом – такая, на которую легче всего раздражаться. Но она почему-то весело взяла у тебя деньги, по-своему как-то пошутила, ты дежурно пошутил в ответ, а она посмеялась этой шутке, посмеялась по-настоящему, громко и весело…
И настроение улучшилось.

Или едешь в метро или в автобусе. А народу битком, и все места заняты, и всем ехать далеко, и поэтому все читают какие-то дурацкие книжки и пошлые журналы. И ты раздражаешься, и думаешь – ну как же можно читать такую дрянь или разгадывать эти идиотские кроссворды, что же это такое?! Но вот поезд или автобус остановился, и какой-то человек захлопнул книжку, встал и вышел, и место рядом с тобой освободилось, и поблизости не оказалось ни инвалида, ни старушки, ни беременной… ты спокойно сел, и почувствовал оставшееся тепло того человека, который только что вышел.
И настроение улучшилось.

Или ты мчался в сильном потоке машин, приближался к городу, но вдруг тебя подрезал, и умчался вперед большой мерседес с тонированными окнами, с каким-нибудь таким номером – три тройки, три пятерки или три шестерки – в общем, с каким-то непростым номером. Он умчался, а ты съехал на обочину, заглушил двигатель, отдышался, привел пульс в порядок, вспомнил самые жуткие слова, и про себя их даже проговорил, адресуя их тем самым, которые ездят с тонированными окнами. Потом неторопливо завелся и поехал. И через каких-нибудь 15 минут, ты проехал мимо того самого мерседеса, который стоял у обочины, а рядом стоял милиционер, и что-то жестко говорил коренастому владельцу темных стекол. Ты проехал мимо, посмотрел на эту картину…
И настроение улучшилось.

Или ты ехал по пустынной ночной трассе, и ощупывал дорогу руками фар дальнего света, и видел, как с какой-то проселочной дороги, впереди, выехал навстречу тебе автомобиль, и ослепил тебя своим дальним светом. И ты подумал – ну что же там за козззел! Что он не может выключить дальний свет?! И в эту секунду невидимый тебе человек переключился на ближний, и оказалось, что ты его слепишь своим дальним. И ты тоже переключился , и вы проехали друг навстречу другу, и не было видно, мужчина там или женщина за рулем, какого возраста… Но стало ясно, что только что мимо проехал хороший человек.
И настроение улучшилось.

А когда целый день никуда не успеваешь, и, кажется, всех подводишь, и бьешься, как рыба об лед, об этот день. И стоишь в пробке, сильно опаздывая куда-то, показываешь поворот, а тебя не пускают, потому что все тоже куда-то спешат, а ты в отчаянии стучишь по рулю, сквозь зубы цедишь ругательства… Но вдруг какой-то усталый дяденька на своем стареньком грузовичке моргнул тебе фарами, и махнул, мол, давай, езжай, и ты сорвался с места, но успел показать открытую ладонь, а мужичок улыбнулся…
И настроение улучшилось.

А если ты долго сидел где-то в парке, на скамейке, и курил… но не бросал окурки под скамейку, не втаптывал их в дорожку, а собирал в пустую пачку. Или шел по аллее, жевал жевательную резинку, которая надоела, но не плюнул её на дорожку, а дошел до урны, плюнул её туда, туда же бросил окурки… И подумал про себя: а я все-таки… приличный человек, и мне еще можно пожить на этом свете. Еще можно.
When the mood is bad, I so easily and with pleasure become irritated, and nowhere to hide, and everything touches, and even scratches. And if in such a mood to go to the bookstore, nothing will turn out to be chosen. Because you go in and see that there are not any good books at all. Yes that books! Even if you go into the supermarket, and you walk, walk along these endless shelves, and you think - there's nothing at all, there's nothing to buy at all!
And just do not want anything, so there is nothing to buy. But you made money. You earned them, you did not find them, you were not given them. Therefore, we must somehow please ourselves. And you buy a bottle of kefir or mineral water on duty, and go to the checkout. And behind the counter there is a woman. With a large hairdo, a shiny gold tooth - one that is most easily irritated. But she somehow cheerfully took money from you, in her own way she joked, you joked in response, and she laughed at this joke, laughed really, loudly and cheerfully ...
And the mood has improved.

Or you go by subway or bus. And the crowd is crowded, and all the seats are occupied, and everyone goes far, and so everyone reads some stupid books and trivial magazines. And you get irritated, and you think - well, how can you read such rubbish or solve these idiotic crossword puzzles, what is it ?! But the train or the bus stopped, and a man slammed the book, got up and left, and the place next to you was released, and there was not a disabled person nearby, neither an old woman nor a pregnant woman ... you calmly sat down and felt the remaining warmth of that person, who just left.
And the mood has improved.

Or you rushed in a strong stream of cars, was approaching the city, but suddenly you were cut off, and a big Mercedes with tinted windows, with some such number - three triples, three fives or three sixes - all in all, with some kind of uneasy number. He drove off, and you drove off to the side, drowned out the engine, caught his breath, brought his pulse in order, remembered the most terrible words, and even spoke to himself, addressing them by himself, who ride with tinted windows. Then he slowly started and drove off. And after some 15 minutes, you drove past that very Mercedes that was standing by the curb, and next to it was a policeman, and something said stiffly to the stocky owner of the dark glasses. You drove past, looked at this picture ...
And the mood has improved.

Or you were driving along a deserted night road, and probing the road with the headlights of the driving lights, and saw a car coming from a certain country road ahead of you, and blinded you with your distant light. And you thought - well, what is there for the Kozzel! That he can not turn off the high beam ?! And at this moment the person invisible to you switched to the neighbor, and it turned out that you would blind him to your distant one. And you also switched, and you drove one to meet a friend, and it was not visible whether the man was there or the woman behind the wheel, how old ... But it became clear that a good man had just passed by.
And the mood has improved.

And when you do not have time all day, and, it seems, you let everybody down, and you beat like a fish on the ice about this day. And you are standing in a traffic jam, very late for something, showing a turn, but you are not allowed, because everyone is also hurrying somewhere, and you are knocking on the wheel in despair, you are cursing your teeth through your teeth ... But suddenly some tired uncle on his an old truck blinked your headlights, and waved, say, come on, go, and you broke off, but managed to show an open hand, and the peasant smiled ...
And the mood has improved.

And if you have long sat somewhere in the park, on a bench, and smoked ... but did not throw cigarette butts under the bench, did not trample them into the path, and collected them in an empty pack. Or I walked along the alley, chewing chewing gum, which was boring, but I did not spit it on the path, but went to the urn, spat it there, threw cigarette butts there ... And thought to myself: but I'm still ... a decent person, and I still you can live in this world. You can still.