Текст песни Диана Арбенина - На ёлке

Исполнитель:
Название песни:
На ёлке
Дата добавления:
22.11.2018 | 01:21:05
Просмотров: 17
0 чел. считают текст песни верным
0 чел. считают текст песни неверным

Для вашего ознакомления предоставлен текст песни Диана Арбенина - На ёлке, а еще перевод песни с видео или клипом.

Смерть наряжает ёлку в фотокарточки папы и мамы.
Коленки скулят от йода. Праздник - а хочется плакать.

И лишние вилки как рёбра непойманной рыбы скелеты.
Я в скатерти дырку сделал - меня отлупили за это.

И гости степенно на стуле за стол опускали спины.
И трепетно передавали друг другу салаты и вина.

И воздуха разом не стало в накуренном жарком доме.
Я голову прятал от влажных духами пропахших ладоней.

Меня целовали в щёки в пунцовые мягкие уши.
Ко лбу прижимались губами. Виски царапали дужки.

Жалели жалели и пили и пили и ватой хмелели.
И в дедушке плакала водка. Он мне утыкался в колени.

И бабушка как изваянье крестилась привычно и скоро.
И будто молитву шептала: мне скоро мне скоро мне скоро.

А в полночь часы зазвонили и били 12 ударов.
Меня моментально забыли. Меня моментально не стало.

А я стал дышать на узоры мороза в кухонной раме.
Уверен - так будет теплее уснувшим папе и маме.
Death decorates the Christmas tree in photographs of the father and mother.
Knees whine from iodine. Holiday - and I want to cry.

And the extra plugs are like the edges of uncooked fish skeletons.
I made a hole in the tablecloth - they beat me for it.

And the guests lowered their backs, sedately on the chair, to the table.
And tenderly passed each other salads and wines.

And there was no air at once in the smoke-filled hot house.
I hid my head from the wet perfume smelled palms.

I was kissed on cheeks in crimson soft ears.
To his forehead pressed lips. Whiskey scraped handles.

They felt sorry for them and drank and drank and hops with cotton.
And in the grandfather cried vodka. He stuck to my knees.

And the grandmother as a statue was baptized as usual and soon.
And as if she was whispering a prayer: I will soon soon be with me.

And at midnight the clock rang and beat 12 blows.
I was instantly forgotten. I was instantly gone.

And I began to breathe on the patterns of frost in the kitchen frame.
I am sure that it will be warmer than the asleep father and mother.