Текст песни Вера Полозкова - А мы жили тогда легко

Исполнитель:
Название песни:
А мы жили тогда легко
Дата добавления:
07.04.2016 | 08:30:17
Просмотров:
891
0 чел. считают текст песни верным
0 чел. считают текст песни неверным

Для вашего ознакомления предоставлен текст песни Вера Полозкова - А мы жили тогда легко, а еще перевод песни с видео или клипом.

а мы жили тогда легко: серебро и мёд
летнего заката не гасли ночь напролёт
и река стояла до крестовины окон
мы спускались, где звёзды, и ступни купали в них
и под нами берег как будто ткался из шерстяных
и льняных волокон

это был городок без века, с простым лицом,
и приезжие в чай с душицей и чабрецом
добавляли варенья яркого, занедужив;
покупали посуду в лавках, тесьму и бязь
а машины и лодки гнили, на швы дробясь
острых ржавых кружев

вы любили глядеть на баржи из-под руки,
раздавали соседским мальчикам пятаки:
и они обнимали вас, жившие небогато.
и вы были другой, немыслимо молодой,
и глаза у вас были - сумерки над водой,
синего агата.

это был июнь, земляника, копчёный лещ,
вы носили, словно царевич, любую вещь
и три дома лишили воли, едва приехав
- тоня говорит, вы женаты? - страшная клевета!
а кругом лежал очарованный левитан,
бесконечный чехов

лестницы, полы в моей комнате, сени, крыльцо, причал -
всюду шаг ваш так весело и хорошо звучал,
словно мы не расцепим пальцев, не сгинем в дыме,
словно я вам еще читаю про древний рим
словно мы еще где-то снова поговорим,
не умрем молодыми

кажется, мы и теперь глядим, как студеной мглы
набирают тропинки, впадины и углы,
тень пропитывает леса и дома, как влага.
черные на фоне воды, мы сидим вдвоём
а над нами мёд, серебро и жемчуг на окоем,
жатая бумага.

уезжайте в августе, свет мой, новый учебный год
дайте произойти всему, что произойдет, -
а не уцелеет ни платья, ни утвари, ни комода,
наша набережная кончится и гора, -
вы пребудете воплощением серебра,
серебра и мёда.
and we were then easily: silver and honey
summer sunset is not extinguished the night away
and the river was to cross the windows
we descended, where the stars and feet bathed in them
and shore below us as though he weaved from woolen
and flax fibers

it was a town without century, with a simple face,
and visitors to tea with oregano and thyme
added jam bright, zaneduzhiv;
bought dishes in stores, braid and calico
and car and boat rot at the seams coalescing
sharp rusty lace

you loved to look at the barges out of hand,
handed neighbor boy pyataks:
and they are hugging you, lived a wealthy life.
and you have another young unthinkable,
and his eyes have been - dusk over the water,
blue agate.

it was June, strawberries, smoked bream,
You were like a prince, any thing
and three houses deprived of will, just arrived
- Tonya says, you're married? - Terrible slander!
and all around lay enchanted Levitan,
endless Czechs

stairs, floors in my room, porch, porch, dock -
throughout your stride so much fun and sound good,
if we do not uncouple fingers, not Sgin in the smoke,
I like you more I read about ancient Rome
if we were somewhere else talk again,
we die young

it seems we are now watching the icy mist
gain paths, hollows and corners,
shadow soaks the woods and houses, as moisture.
black water background, we sit together
and above us honey, silver and pearls on Okoem,
Tighting paper.

leave in August, my light, the new academic year
let happen anything that happens -
and shall not escape nor dress, nor utensils or chest,
Our promenade will end, and the mountain -
you abide silver incarnation,
silver and honey.
Опрос: Верный ли текст песни? Да Нет