Текст песни П.Т.В.П - ПТВП - Последние Танки В Париже - Репортаж с петлёй на шее

Исполнитель:
Название песни:
Репортаж с петлёй на шее
Дата добавления:
29.06.2014 | 11:07:16
Просмотров: 354
0 чел. считают текст песни верным
2 чел. считают текст песни неверным

Для вашего ознакомления предоставлен текст песни П.Т.В.П - ПТВП - Последние Танки В Париже - Репортаж с петлёй на шее, а еще перевод песни с видео или клипом.

Я начинаю репортаж с петлей на шее
Я объявляю ультиматум черным дырам
Три уголька в ладонях пламенем развеют
Вишневый холод над суровым миром
Лопата воткнута в замерзший уголь
Труба, труби, трубач, над трупом плачь
Сейчас герои сладких снов покажут удаль
Лишь оседлают трех свиней и тут же вскачь

Туда, где солнце никогда не пахнет ядом
Где кактус трахал розу на песке
Где нету стебельков, побитых градом
И не томится молодой дебил в тоске
Бубновый туз бубнит в дырявый бубен
Бубенчики разгадывают масть
На праздничном столе селедка в шубе
Танцует вальс, раскрыв немую пасть

Ортопедический ботинок сыт по горло
Наелся снежной каши, дуралей
Глазастые зубила, шила, сверла
Буравят скважину, чтоб стало потеплей
Завязанные в мыльный узел струны
Запаянные в петли облака
Поют о том, как огненные луны
Сшибают с ног безрогого быка

Цветастые черничные поляны
Лелеют лето и летающий оргазм
Охотник без ружья в берлогу глянул
Дыханье перебил протяжный спазм
Зачем старик напился злой отравы
Зачем дышал слезоточивым газом
Стаканы оказались правы
Виной всему был старческий маразм

Чугунные ворота в город нефти
Взрываются на счет: “ноль – раз – два – три”
Когда любовь, о да, поверьте
Любовь, ходящий любящий огонь сгорит
Косые керосиновые балки
Не суй в колеса в поезда разврата
Сначала был разврат, потом щебечут галки
Ну а потом у телефонных аппаратов

Звучит поэма влюбленных цистерн

Раскрашенные плавным смехом стены
Виденья мимолетной простоты
Здесь Ева преклонит свое колено
Перед Адамом в час весенней простоты
И пиковый валет с той самой дамой
Пройдутся по проспекту в неглиже
Стеклянные холсты в оконных рамах
С восторгом крикнут: “О, ну надо же!”

Под утро ляжет спать седой кудесник
Чтобы опять чудить всю ночь
Зачем ему дневные сны и песни
Затем, чтоб воду в ступе не толочь
Когда колеса проскрипят конечным воплем
Смотритель стукнет по трамвайным проводам
И капитан блеснет заржавленным биноклем
Наступит время расходиться по домам

А только дома нет, и не было в помине
Вчерашний натюрморт был съеден кем-то
Должно быть, облако сгорело в камине
Но продолжается чумная кинолента
Киномеханик, ну давай, крути свой фильм
Гуляй да пой, народная толпа
Стиляга разберется, в чем тут стиль
Электрик рухнет с пятого столба

Больные дети ждут последней встречи
В полтретьего под каменным утесом
Когда на майском небе вспыхнут Божьи свечи
Они ответят на широкие вопросы
Пусть это будет способ выжить среди мертвых
Хотя, их жизнь не больше, чем кино
В котором половина кадров стерта
А мозговое полотно отключено

И тридцать первый комиссар с подводной лодки
Закурит мрачно злую папиросу
Зажмурит глаз, ругнется матом, выпьет водки
И скажет: “С богом, в путь, товарищи матросы!”
Туда, где водоросли пахнут трупным соком
Туда, где спят русалки без чешуй
Где обжигает грудь бесцеремонным током
Сильфиды острогубый поцелуй

И там звучит поэма влюбленных цистерн

Кто любит музыку, тот любит добрый голос
А в данном случае вся музыка в словах
Кто бросил семя, тот увидит колос
Да будет хлеб на всех земных столах
Но ведь не хлебом же единым жил художник
Который мамонта в пещере рисовал
И, затаив дыханье, шел так осторожно
Мимо цветка в ущелье между скал

Потом все лопнуло, взорвалось и уснуло
Все расцвело и стало дико улыбаться
А сон был вещий, – в нем звезда тонула
Но было уже поздно просыпаться
Большая полунепонятная картина
Висела в комнате безмозглых колдунов
Глаза, похожие на тающие льдины
Блуждали в направлении ветров

Ветра устали дуть и стали выть моторы
Глаза растаяли, картина сожжена
Все колдуны залезли в крысьи норы
Взорвалась полунепонятная стена
На белой копоти высоких потолков
Оставлен отпечаток черных рук
Среди развалин вонючих, гнойных слов
Читает бабушкины письма грязный внук

Здесь он поджег свою печальную
I'm starting a report with a noose around his neck
I declare an ultimatum to black holes
Three coals in his hands fire dispel
Cherry on a cold harsh world
Shovel stuck in the frozen coal
Trumpet, Trumpet, trumpeter, cry over the corpse
Now heroes sweet dreams show prowess
Only saddled three pigs and immediately galloped

There, where the sun never smell poison
Where fucked cactus flower in the sand
Where havent stalks , beaten by hail
And not languishing young moron in anguish
Ace of diamonds mutters in holey tambourine
Bells unraveling suit
On the festive table herring in a fur coat
Dancing waltz, dumb mouth opening

Orthopedic shoes fed up
Ate snow porridge, fool
Eyed chisels, awls , drills
Auger well , that was warmer
Tied into the soap node string
Sealed in the loop clouds
Sing about how fiery moon
Knocks down hornless bull

Colorful Blueberry clearing
Cherished summer and flying orgasm
Hunter without a gun in the den looked
Interrupted breath lingering spasm
Why angry old man drank poison
Why breathing tear gas
Glasses were right
Blame was senile

Cast iron gate to the city of oil
Explode at the expense of " zero - one - two - three "
When love , oh yeah , believe
Love walked loving fire burn
Slanting beams kerosene
Do not stick in the wheel train of debauchery
First there was corruption, then chirp jackdaws
Well then have telephones

Sounds poem lovers tanks

Smooth painted walls laugh
Fleeting vision of simplicity
Here Eve will bow my knee
Before Adam hour simplicity spring
And the jack of spades with the very same lady
Will walk along the avenue in a negligee
Glass canvases in window frames
With delight shout : " Oh, wow ! "

Go to bed in the morning gray magician
To kink again all night
Why would he day dreams and songs
Then, to water it down not to pound
When the wheels proskripyat final cry
Caretaker banging on the tram wires
And the captain flash rusty binoculars
The time comes to go home

And only not at home and was not in sight
Still yesterday was eaten by someone
Must be burned in the fireplace cloud
But continues to plague filmstrip
Projectionist , come on , you might say his film
Walk yes sing , folk crowd
Dude understand, what's the style
Electricians collapse of the fifth column

Sick children are waiting for the last meeting
At half past two under a stone cliff
When the May sky draped God candles
They will answer questions on a wide
Let this be a way to survive among the dead
Although their lives are not more than a movie
In which half erased frames
A cerebral canvas disabled

And thirty-first Commissioner submarine
Darkly lit cigarette evil
Closed his eyes , rugnetsya mat drink vodka
And say, " God be with you , in a way , fellow sailors ! "
There, where the putrid smell of seaweed juice
To where mermaids sleep without scales
Where burns chest brusque current
Sylphides ostroguby kiss

And it sounds poem lovers tanks

Who loves music , he loves a good voice
And in this case, all the music in words
Who threw the seed, he will see an ear
Let there be bread on the tables of all earthly
But not a single living bread same artist
Mammoth Cave which drew
And , with bated breath , walked so carefully
By flower in the gorge between rocks

Then they all burst exploded and fell asleep
All blossomed and become wildly smiling
And the dream was prophetic - it was sinking star
But it was too late to wake up
Large picture poluneponyatnaya
Hung in the room brainless sorcerers
Eyes like melting ice floe
Wandered in the direction of the winds

Wind blowing tired and began to howl motors
Eyes melted picture burned
All sorcerers climbed into a rat hole
Exploded poluneponyatnaya wall
On the white smoke high ceilings
By mark black hands
Among the ruins of the stinking , purulent words
Grandma's letter reads dirty grandson

Here he set fire to his sad
Опрос: Верный ли текст песни? Да Нет