Текст песни Каспийский Груз - грози

Исполнитель:
Название песни:
грози
Дата добавления:
20.03.2015 | 13:29:10
Просмотров:
181
0 чел. считают текст песни верным
0 чел. считают текст песни неверным

Для вашего ознакомления предоставлен текст песни Каспийский Груз - грози, а еще перевод песни с видео или клипом.

- У меня вопрос. Скажите, Киреев, были ли у вас раньше приводы в милицию за воровство.
- Нет.
- Зачем же вы лжете, Кирееа?
- Я не лгу.
- А кто под видом сбора макулатуры унес из квартиры банку варенья и книжку.
- Я почитать.

А грозы тут сильные.
Без вопросов на стиле я.
Есть угрозы насилия,
И угрозы скусили ли.
В мусоровозе в бастилию,
Чтоб слепили из Васи Василия.
Простофиля бля.
А наши имена: Леха, Добрыня, Илья.
Угадай фамилии.

Чист, ухожен.
Не ложка дегтя, чем что-то в ложке.
Будь нос заложен, чем сам заложник.
Если быть сапожником, то охуенным сапожником.
А я принял на веру,
Что темные силы одеты в темно-серое.
И послать твою душу на тот свет, бля.
Голос спит и нечем послать ее к херу.
И если их дело сшить в дела,
То мама мама меня не для этого тут родила.
Если цель мы, цель досягаема.
Но если невиновны, ну нафига им, ма.
Я причин сомневаться не вижу
В том, что разъебать мне башку нихуя не лишнее.
И ввиду моей мелкой комплекции
На мое мертвое тело мелка уйдет поменьше, блядь.
А сосед сменить режим решил
На спортивный: пробежка, брусья и жим.
А я чист, ухожен.
Сменил свой режим на костюм построже.

А грозы тут сильные.
Без вопросов на стиле я.
Есть угрозы насилия,
И угрозы скусили ли.
В мусоровозе в бастилию,
Чтоб слепили из Васи Василия.
Простофиля бля.
А наши имена: Леха, Добрыня, Илья.
Угадай фамилии.

Из хаты в хату, от брата к брату.
Голова для травмата вата.
Ума нема или ума палата.
Не Колыма, но далековато.
И в то, что мы не виноваты,
Мы убедили только адвоката.
В салоне кровь, в багаже лопата.
320-й лупатый.
Мам, загадай, чтоб я выстоял.
Мам, нагадай мне амнистию.
Этот CD снова для тех, кто сидит.
Мама, меня роди с куполами на груди.
Мы навек неликвидны, видно.
и мне быть женихом, но не быть завидным.
и мне открыты двери в те заведения,
Что для людей с плохим поведением.
Надя купила питательный крем для кожи.
И только крем питает надежду похоже.
Стиралка сменила режим на отжим.
Я свой режим - на режим построже.

А грозы тут сильные.
Без вопросов на стиле я.
Есть угрозы насилия,
И угрозы скусили ли.
В мусоровозе в бастилию,
Чтоб слепили из Васи Василия.
Простофиля бля.
А наши имена: Леха, Добрыня, Илья.
Угадай фамилии.

В отделении родильном, как в отделении полиции:
Нас повязали насильно, и никто не шевелится.
И никто не шевелится... Улыбаем лица...
- I have a question. Say Kireev, whether you have previously arrested by the police for theft.
- No.
- Why did you lie, Kireea?
- I do not lie.
- And who is disguised as waste paper collection carried out of the apartment jar of jam and a book.
- I read.

A strong thunderstorm here.
Without question on the style I am.
There are threats of violence,
And if the threat skusili.
In a garbage truck in the Bastille,
Blindly from Vasi Basil.
Simp shit.
And our names: Lech, Dobrynia, Ilya.
Guess the names.

Clean, neat and tidy.
Do not fly in the ointment, than something in the spoon.
Be nose is stuffed up than the hostage.
To be a shoemaker, the shoemaker fucking.
And I took for granted,
What dark forces dressed in dark gray.
And send your soul to the light, shit.
Voice asleep and nothing to send it to the dick.
And if they make a business case,
Mum mum I did not here for this birth.
If the goal we aim reach.
But if you are innocent, well what for them, Ma.
I see no reason to doubt
In that razebat me fucking head off not too much.
And because of my small physique
On my dead body chalk leaves smaller, damn.
A neighbor decided to change the mode
On sports: jogging, bars and bench.
And I am clean, neat and tidy.
Changed its mode to suit stricter.

A strong thunderstorm here.
Without question on the style I am.
There are threats of violence,
And if the threat skusili.
In a garbage truck in the Bastille,
Blindly from Vasi Basil.
Simp shit.
And our names: Lech, Dobrynia, Ilya.
Guess the names.

Out of the house into the house, from brother to brother.
Head for wool in trauma.
Dumb or crazy mad house.
Not Kolyma, but far away.
And the fact that we are not to blame,
We are convinced only a lawyer.
Inside, the blood in the luggage shovel.
320th Lupato.
Mom, Put forth, so I persevered.
Mom, I have foretold amnesty.
This CD again for those who sit.
Mom, I rhodium with domes on the chest.
We are forever illiquid seen.
and me to be her fiance, but not be enviable.
and I opened the door in those places,
That for people with bad behavior.
Nadia bought nourishing cream.
And only the cream nourishes hope seems.
Stiralka regime change in the spin.
I own mode - mode stricter.

A strong thunderstorm here.
Without question on the style I am.
There are threats of violence,
And if the threat skusili.
In a garbage truck in the Bastille,
Blindly from Vasi Basil.
Simp shit.
And our names: Lech, Dobrynia, Ilya.
Guess the names.

In the department of nursing, both at the police station:
We are tied by force, and no one moves.
And nobody moves ... smiling faces ...