Текст песни Александр Розенбаум - Серая месть

Исполнитель:
Название песни:
Серая месть
Дата добавления:
11.07.2017 | 16:20:04
Просмотров: 78
0 чел. считают текст песни верным
0 чел. считают текст песни неверным

Для вашего ознакомления предоставлен текст песни Александр Розенбаум - Серая месть, а еще перевод песни с видео или клипом.

На лесной полосе
Я на корточки сел
И завыл на луну.
И на несколько вёрст
Разодрала мороз
Песня волка.
Разбросав ямщиков,
Дал копытами конь,
Пару брёвен свернув.
Обратившися в слух,
Сбились в кучу-малу
Бык да тёлки.

Но протяжный мой вой
Совершенно не злой
По тебе тосковал.
Вьюги белой полой
Все следы замело
В белых сопках.
И скулят у плеча
Трое наших волчат,
Заявляя права
На тебя, на игру,
На молочную грудь
В шерсти теплой.

Три волчонка в снегу,
Наша плоть и кровь,
А там ушло в загул
Пьяное село.
Где в сарае лежит
На колосьях ржи
Та, с которой жил.

На лесной полосе
Лютый ветер свистел,
Занималась заря.
Я отвыл, отболел,
Я нашёл на земле
Их окурок.
Мне не с лапы бегом,
Потрусил на огонь
Горло рвать егерям.
Прикоснуться душой
К украшающим пол
Нашим шкурам.

А там визжит гармонь,
Не игра - дерьмо.
Знать, глаза залил
Мужичок Налим.
Зря он так меня,
Зря он так меня,
Зря он так меня
Разозлил.

Гнев глаза мне застил -
Я в сенях задавил
Молодого щенка,
Чуть постарше того,
Что остался за сумрачным лесом.
Не хорош, не красив,
Гармозень прокусил
До хрящей кадыка
И со всех четырёх
Зскочил на того, с СКСом.

Ай да молодца
Лоскуты с лица -
Тоненько кричал,
Чисто зайца брал.
А я рвал его,
А я рвал его,
А я рвал его
А молчал.

Гнев глаза мне застил
Я пометил посуду,
Я лапу поднял.
И по новой завыл,
Торжеством упиваясь победным.
Я овцу прихватил
И со всех своих лап
К нашим детям помчал,
Потому что так долго
Голодными быть пацанам очень вредно.

Три волчонка в снегу,
Наша плоть и кровь,
А там ушло в загул
Пьяное село.
Где в сарае лежит
У колосьев ржи
Та, с которой жил.
On the forest belt
I squatted down
And he howled to the moon.
And a few versts
Frozen frost
Song of the wolf.
Having scattered the coachmen,
The horse gave a hoof,
A couple of logs turning.
Turning to hearing,
Lost in a heap-mala
The bull and the heifer.

But my long howl
Completely not angry
I missed you.
Blizzard white hollow
All traces of zamelo
In the white hills.
And whine at the shoulder
Three of our cubs,
Claiming rights
On you, on the game,
On the breast of milk
Wool is warm.

Three wolves in the snow,
Our flesh and blood,
And there it went to a spree
Drunk village.
Where in the barn lies
On the ears of rye
The one with whom he lived.

On the forest belt
The fierce wind whistled,
It was dawn.
I sobbed, got sick,
I found on the ground
Their cigarette butt.
I can not run,
Shook the fire
Throat to tear to the jaegers.
Touch the soul
To decorating the floor
Our hides.

And there the accordion squeals,
Not a game - shit.
Know, my eyes flooded
Muzhichok Burbot.
In vain he is so me,
In vain he is so me,
In vain he is so me
He was angry.

The anger of my eyes has covered me -
I knocked down in the hallway
A young puppy,
A little older than that,
What remained behind the gloomy forest.
Not good, not handsome,
Garmozen baked
Before Adam's apple cartilage
And from all four
I jumped on that, with SCS.

Ah yes, young man.
Flaps from the face -
Tonko shouted,
Purely took the hare.
And I tore it up,
And I tore it up,
And I tore him up
But he was silent.

The anger of my eyes covered me
I marked the dishes,
I lifted my paw.
And over a new howl,
Celebrating with triumph victorious.
I took the sheep
And from all his paws
To our children,
Because for so long
Hungry to be boys is very harmful.

Three wolves in the snow,
Our flesh and blood,
And there it went to a spree
Drunk village.
Where in the barn lies
In the ears of rye
The one with whom he lived.